Бочкарев М. Марк

 

Михаил Бочкарев
«Марк»

За стеклом Газели, в разводах дождя, маячили тёмные фигуры в плащах. Овощная база некогда огромная и живая, наполненная дородными бабами и вечно нетрезвыми такелажниками, обеспечивающая в былые времена все магазины города сельхозпродуктами, теперь казалась безжизненной и пустой. Давно она была отдана под мелкие склады, автомастерские и офисы непонятных контор, в одной из которых Марк только что получил товар. Семь ящиков стекловолокна, как значилось в его накладной. Повсюду торчали ржавые конструкции советской техники тридцатилетней давности, остовы обгоревших и ободранных машин, разбитые катушки из под высоковольтного провода и груды неизвестного металлолома. По территории шныряли мокрые дворняги увязываясь за всяким прохожим с громким лаем. Слышалась отдалённая матершина из щели высоких ворот второго блока. Угрюмый дед в грязном ватнике, жёг в почерневшем мангале решётки свинцовых аккумуляторов, складывая ценный металл в помятое ведро. К машине подошёл завёрнутый в плащ охранник и протянул Марку пропуск.

— Выезжай.

Включив дворники Марк поехал к КПП, отдал пропуск и выехал с территории. Дождь усилился. Дорога на глазах превращалась в глиняное, непроходимое месиво. Корявая колея вела к шоссе. Едва не застряв в огромной луже на выезде, Марк вырулил на трассу. В небе полыхнула молния на миг сделав мир чёрной мглой с кривой, серебряной трещиной в небе.  Двухполосное шоссе с выщербленным асфальтом вело к городу. Лес по обеим сторонам стоял пыльной, серой стеной. Марк включил радио. Дворники мерно счищали со стекла слизь мутноватой воды.

-… и все мы заложники такого вот цикла. Общественная модель создана подобно аквариуму. Ограниченное пространство, постоянство вещей, постоянство окружения, целей и задач, однообразность социальных движений. И в сущности все они абсолютно бесполезны и убоги в своей практической идее. Просто подумайте, возьмите, к примеру, любую теле викторину и проанализируйте вопросы. Вам внушают что эрудит это тот, кто знает множество разрозненных фактов истории, расположение географических объектов, помнит имена создателей лампочки или стекловолокна, и самое главное нюансы жизни, так называемых «звёзд», проще говоря всё то, что не имеет прямого отношения к большей части его собственного существования. Однако, любая викторина сулит гипотетическое вознаграждение за это знание. Некий билет в свободное плавание в виде денежного вознаграждения, которое может дать индивидууму так называемую свободу выбора собственной судьбы. Но парадокс в том что, во-первых до выигрыша доходит лишь мизерный процент претендентов, во-вторых сознание их уже настолько порабощено их «знанием жизни», что просто не способно стать свободным, а следовательно даже получив вожделенную награду человек остаётся в своем аквариуме навязанных, бесполезных ценностей и продолжает быть всё той же рыбкой в стеклянной ловушке, пусть и с большими теперь возможностями.

— Вы хотите сказать?..

— Я хочу сказать что свобода, та свобода о которой мы ведём речь, — усталым голосом проговорил неведомый интервьюент, — понятие вне всех этих идей и целей и этого мира вообще. Многим кажется, что деньги это и есть та самая свобода. Однако, если мы посмотрим на этот вопрос без иллюзий, мы очень просто увидим, как богатые и могущественные люди этого мира наделённые многими возможностями и полномочиями, так же абсолютно не свободны в своём социальном положении. Просто это другой, если хотите более сложный уровень. И ещё не известно кто более счастлив и волен в своём выборе, нищий бродяга или глава огромной корпорации, президент страны или вольный рыбак в потрепанной лодке. Абсолютная свобода чистого намерения осуществления желаний — находится за пределами социальных барьеров…

Марк, переключил станцию. Из динамиков хлынула спетая уже на половину новая песня известного исполнителя. Но имени его Марк не помнил. Песня была заурядной и глупой, как и большинство современных песен. В ней пелось о любви и измене. Пошло и лживо, как и всё в современном мире. Дорога пошла извилистая, под уклон и Марк понял, что до города осталось не более пяти километров. Он ещё раз перещёлкнул радио.

-… абсолютного числа людей. — продолжал гость неизвестной программы, —  Города это как бы концентрационные лагеря нового типа. Ты выполняешь работу, что позволяет тебе оплачивать жильё и питание, покупать одежду и новую бытовую технику, но одновременно с этим потребности твои растут и каждый раз тебе внушают, что только вот недавно купленная тобой вещь уже не пригодна, не модна, не обладает достаточным набором функций, а следовательно подлежит замене. И если ты захочешь из этого круга выйти, то постепенно станешь изгоем общества потребления, эдаким городским сумасшедшим. Отличным от всех. Ты можешь даже сбежать из города. Поселиться в деревне, в лесу, но груз твоих знаний о том мире где ты жил, будет давлеть над тобой всегда. Есть две принципиальные позиции первая соглашательство — ты полностью принимаешь правила игры и живёшь полноценно, яростно стремясь в верх, добиваешься карьеры, мечтаешь о новой машине, покупаешь всё самое модное и дорогое, находишься, как говорится в тренде, и вторая — противоположная, ты отрицаешь модель потребления, понимаешь её суть и критикуешь, но тем не менее ты такой же заложник и раб ибо модель слишком глобальна и выйти из неё ты не в состоянии. Но ты нивелируешь это иными способами — путешествуешь по миру, занимаешься творческими поисками, пишешь песни, носишь драные джинсы и разговариваешь по самому дешёвому и не модному телефону. Но всё-таки ты такой же раб колеса. Огромного колеса где все, абсолютно все вынуждены делать что-то что бы выживать.

— Но как же тогда, к примеру, индусские отшельники? Они никак практически не связаны с социумом. Сидит вот такой весь в грязи, заросший человек и медитирует целыми днями. Видимо свобода в этом? — парировал ведущий.

— Отчасти. Но по сути эти люди выполняют свою социальную роль точно так же как рядовой менеджер по продаже автомобилей выполняет свою. Они заполняют нишу востребованных иллюзий. С социумом они связанны очень тесно. И это я думаю вам понятно. А процесс медитации в той или иной степени выполняет каждый из нас. Все мы спим и видим сны. Постоянно временно отсутствуем в этой реальности. В мире яви. Есть множество концепций описывающих состояния выхода из тела, осознанные сновидения, прозрения и прочее… Мистицизм, присущ общественному сознанию не меньше других навязанных идей.  Но если вдуматься, то вы поймете, что это очередная ловушка. Все эти концепции транслируются в мир объективный, как некий спасительный баркас на который каждый гипотетически может сесть и уплыть в удивительный мир свободы и счастья, но предварительно сделав над собой некие усилия. Так?

— В целом так.

— Что ж рассмотрим эти усилия. Они порою различны, но к примеру это отказ от потребления мяса, табака, алкоголя. Часто от радости секса и вообще телесных наслаждений, взамен которых вы возможно получите свободу управления своей судьбой, миром или даже вселенной. Чем вам не викторина? Логика человеческого ума проистекает из глубины прошлого. Возьмём любую легенду или сказку. Что бы получить некую ценность, способность, богатство или что угодно герой проходит испытания. Всё однотипно и тем логично. И эта модель применима ко всему человеческому. Что бы купить себе новые брюки ты должен пойти на работу и сделать её, получить зарплату и тогда желание твоё осуществится. Духовный путь предлагает всё то же самое с другой мотивацией, соверши духовное усилие и получишь знание. И человеческая мотивация всегда здесь одинакова — получить.

— Но ведь не всегда люди хотят получить материальные блага.

— Не всегда, но ведь знание тоже материально. И применимо они только в человеческом обществе. Следовательно, это всё тот же товарно-денежный обмен. Однако свобода…

Марк резко выключил радио и угрюмо посмотрел на часы. Он давно уже должен был выехать из леса. Но дорога всё так же извиваясь чёрной, израненной змеёй, не кончалась.

— Я не туда свернул на выезде? — подумал он, — Да нет, не может быть. Не понимаю.

Сейчас он вдруг осознал, что за всё время пути ему не встретилось ни одной машины. Всё время он ехал по трассе совершенно один. Он прибавил газа. Не взирая на ограничения скорости и извилистость мокрой дороги он мчался к городу, а его словно и не было. Всё тот же дикий, грязный от выхлопов лес. И всё казалось бы было знакомо, он ездил этим маршрутом сотни раз. Но что-то было не так. Спустя полчаса бесполезного движения он остановился и вышел из кабины. Подставив лицо дождю он простоял так несколько минут полностью намокнув.

Сам не зная зачем он полез в кузов и увидел что, вместо семи ящиков, которые ему должны были отгрузить по накладной, он везёт всего один. Марк вытер холодный лоб. В душу на миг вкралась позорное чувство страха, за утерянный груз. Он всмотрелся в глубину кузова. Плотно сколоченный из досок ящик, стоял в центре и Марку вдруг показалось что сквозь щели он видит слабое свечение.

— Что за чёрт, — сказал он вслух и оглянулся.

Никого не было. Всё так же лил дождь, барабаня по прорезиненному брезенту сотнями крохотных молоточков. Марк влез в кузов и подошёл к ящику. Открыв крышку он увидел лежащий на плотном насте опилок небольшой тёмный футляр. Марк взял его в руки и открыл. В футляре лежали очки. Марк достал их и осмотрел. Очки были очень странными. Внутренняя поверхность стёкол была зеркальной, а внешняя чёрно-матовой. Через такую оптику, увидеть ничего было бы невозможно. Более бесполезной вещи Марк в руках не держал. Выпрыгнув из машины он отошёл от неё, осмотрелся, взглянул на пасмурное небо и надел очки. Голова тут же закружилась. В глаза плеснул яркий движущийся свет и выше изголовья мелькнули какие-то люди возвышающиеся над ним. Марк резко снял очки и чуть не упал на мокрый асфальт. Его мутило.

— Что это чёрт побери! — ужаснулся он. Он снова со всех сторон оглядел находку. Поднёс очки ближе к глазам и увидел свое отражение в небольших овальных, слегка вогнутых зеркалах. Ничего не обычного не было.

— Тут что-то не так, — понял он, — видимо они работают только когда полностью надеты. Новая разработка модели виртуальной реальности? Очень похоже на то. Интересные вещи я вожу. И интересно где остальной груз?

Он подошёл к кабине, влез в неё и устроившись в сидении поудобнее закрыл глаза, набрал в лёгкие воздуха и снова надел очки.

Открыв глаза он нова увидел яркий свет льющийся в потолка выбеленного помещения. Тут же он почувствовал себя ужасно. Болела нога. И ребра. Лицо ощущалось разбитым. Он понял что лежит на жёсткой койке в больничной палате. На него пристально смотрела средних лет женщина в белом халате.

— Вы меня слышите? — спросила она.

— Да. Где я?

— В больнице.

— Почему в больнице? — удивился Марк.

— Вы не помните? Это часто бывает. Вы попали в аварию, на 12 километре недалеко от нас. Вас доставили часа два назад примерно. Вы как себя чувствуете?

— Странно, — сказал Марк поднимаясь с койки., — очень странно я себя чувствую. Всё так натурально.

У него болело всё тело и ощущения были настолько живыми, что он каждую секунду порывался снять очки. Но с другой стороны столь реальная виртуальная жизнь неудержимо притягивала.

— Что вы делаете! — крикнула на него женщина.

— Хочу осмотреться в вашем симуляторе.

— Что? — женщина-врач посмотрела на него с прищуром.

— Ясное дело, вы то наверное не в курсе что являетесь компьютерной программой, — ответил он поднявшись.

— Хм. Понятно, — произнесла она тихо.

— Не думаю, что вам что-то понятно, — ответил Марк и прошёлся по палате прихрамывая. Он взял в руки эмалированную кружку и повертел перед собой, — Фантастика. Словно в реальной жизни, — сказал он и хмыкнул удивляясь и восхищаясь одновременно.

— Вы любите компьютерные игры? Вам кажется, что вы в виртуальном мире?

— Я знаю что я в виртуальном мире, — ответил Марк, и могу это в любой момент доказать.

С этими словами он демонстративно снял очки. Он всё так же сидел за рулём своей «Газели», за окном моросил дождь. Дорога была пуста.

— Удивительно как всё натурально, — подумал он, — только вместо этой противной тётки могли бы создать сексапильную девочку — медсестричку. Если так реально воссоздали боль, то думаю и другие ощущения так же натуральны, — он снова ухмыльнулся самому себе и надел очки.

В этот раз он понял что лежит на полу в нелепой позе и снова его пронзила боль. Перед ним стояла все та же женщина, а рядом с ней угрюмый доктор лет за пятьдесят. Оба с интересом смотрели на Марка.

— Ну что? — спросил Марк, — Что вы видели? Я исчез? — он улыбнулся.

Врачи переглянулись.

— Возможно внутренняя гематома мозга? — вопросительно обратилась женщина к коллеге словно и не замечая Марка.

— Может быть, может быть.

— Эй вы меня слышите, — громко спросил Марк.

— Слышим, — кивнул доктор, и поспешил на помощь силящемуся подняться Марку. Он усадил его на кушетку и внимательно посмотрел в глаза.

— Вера Степановна сообщила мне, что перед обмороком вы заявили будто бы находитесь в виртуальной реальности? Скажите, а почему у вас возникает такое чувство? Вам кажется это не реальным,- он обвёл взглядом палату.

— Обморок? — Удивился Марк, — впрочем может быть для вас это выглядит так. На самом деле я сейчас сижу в кабине свой машины и вы появляетесь только когда я надеваю очки. Вы симулятор реальности как я понимаю. И должен признаться поразительно натуральный симулятор.

— Какие очки? — с интересом придвинулся к нему доктор.

— Не знаю. Видимо это новый портативный симулятор. Я таких ещё нигде не видел.

— Интересно, интересно, — пробормотал врач, — но вы совсем не помните аварии?

— Аварии? Нет. Не было аварии.

— Как вас зовут?

— Марк.

— Так. Отлично. Сколько вам лет?

— Тридцать шесть.

— Правильно. Себя вы помните. Это хорошо. Значит, это я уточняю для себя, когда вы упали в обморок вам почудилось будто вы сидите в машине в очках. Вы носите очки?

— Нет. При чем здесь…

— Странное дело. Обычно у обморочных не наблюдается видений. Мозг просто выключается. Надеюсь вы не разыгрываете перед нами комедию. Это просто неуместно в вашем положении.

Тут Марк настороженно осмотрелся. Его вдруг пронзила смутная и страшная догадка.

— Вы можете принести мне зеркало? — сказал он осторожно.

— Конечно. Вера Степановна принесите, пожалуйста.

Докторша кивнула и скрылась за дверью. Доктор же снова обратился к Марку.

— Расскажите что вы помните?

— Что рассказывать, — замялся Марк понимая что происходящее в высшей степени странно. Его так и подмывало снять очки. И самое странное было то, что с каждой минутой он всё отчётливее понимал как эта реальность затягивает его всё глубже. Никаких очков он на себе не ощущал. Казалось ещё немного и он вообще не сможет из этого мира выйти. Ему стало страшно и он с ужасом взглянув в столь реальное лицо доктора, сдёрнул с себя очки.

Весь покрывшийся испаренной, Марк полулежал в водительском кресле. Кинув очки на соседнее сидение он тряхнул головой и повернул ключ зажигания. Тронувшись он поехал дальше. Всё та же пустая дорога стелилась перед ним. Всё тот же знакомый лес обрамлял её. И всё так же не было просвета выезда в город.

— Что за чёрт! — крикнул он, — теперь ему начало казаться, что и этот мир, вовсе не реальный. Да он и не был похож на реальный мир. Здесь вообще не было никого кроме…

Марк снова включил радио и услышал знакомый голос.

— …казалось бы это практически невозможно. Но всё совсем не так. Всё гораздо проще, чем кажется. Вместо того что бы угадывать комбинацию чисел скажем, семь из сорока девяти, что в принципе невозможно так как этих комбинаций миллионы, вы можете выбрать любую угодную вам комбинацию, и невозмутимо уверовать в то что именно она выпадет в следующем тираже.

— Но именно так все и делают, — возразил ведущий гостю программы.

— Нет. Все пытаются угадать числа которые выпадут по воле случая в недалёком будущем. А это невозможно. Ибо будущее это всего лишь проекция, постоянно удалённая от человека во времени и даже пространстве. Угадать его нельзя. Его можно только создать. Другой вопрос как его создать таким, каким угодно именно тебе.
Большинство людей просто знают, что комбинаций миллионы и «угадать» выигрышную почти невозможно,     и они не выиграют, но продолжают играть надеясь на чудо. Хотя само понятие чуда в человеческом сознании строго фиксировано как невозможное. Таким образом человек сам себе ставит непреодолимый барьер. Именно поэтому лотерея такой удачный пример действия механизма самоограничения сознания. Наш разум находиться в жёстких рамках условностей, которые кажутся нам непреодолимыми, как к примеру персонажу компьютерной игры стены его виртуального мира…

Марк резко затормозил и с опаской уставился на магнитолу.

… Однако игрок, тот кто руководит персонажем видит всю картину целиком, мало того он знает что всё это лишь игра. Зачастую игрок как бы принимает на себя аватар персонажа полностью, он на столько сильно погружен в игру, что ему по-истине кажется, будто это он сам прыгает с крыши на крышу и крошит монстров на право и налево в поисках бонусов и кладов. Другая часть игроков поверхностные зрители, они лишь слегка увлечены игрой, а третьи это создатели игр. Так вот наша задача в данном аспекте стать существом, скорее близким к программисту, тому кто сам пишет условия игры. Но как это сделать? И это очень просто и одновременно сложно. Вдумайтесь, задача программиста лежит за горизонтом интереса игрока. Ему важно не выиграть игру, а создать её многомерно и многопланово захватывающей. Если она будет слишком проста её быстро забудут, будет слишком сложна — никто не захочет в неё играть. Нужен баланс. Всё что находиться внутри игры, стимулы побуждающие играть лично для него не имеют ценности, ему ценна совокупность всей игры. Но никто не отрицает того, что разработчики сами зачастую являются фанатами игр, и с удовольствием играют в них. Так вот если он будет играть в свою игру — она покажется ему всё-таки скучной — ибо он знает наперёд где лежит ключ, как пройти каждый уровень и так далее, а играя в чужую он лишь знает тонкости и особенности, но наверняка не уверен. Но, однако с большей долей вероятности быстро пройдёт её от начала до конца нежели любой новичок.

— Согласен.

— Наш мир ничем не отличается от компьютерной игры, разве что он более сложен для нас, так как мы его персонажи. Но почему мы персонажи этого мира? И почему для нас он сложен? Потому что мы полностью принимаем его правила. Мы знаем, твердо уверенны что человек не ходит по воде, не летает по воздуху, не перемещается в пространстве и не угадывает чисел лотереи.

— Но в лотерею все же выигрывают.

— Да. Единицы. И то только потому, что это не абсолютная математическая бесконечность. И потому что в условии задачи лежит поправка — «почти». Почти не возможно угадать. Следовательно всё-таки можно. И потом в лотерее всегда есть строгий набор комбинаций. И рано или поздно, кто-то угадывает её. Это либо совпадение, либо то, о чём я сейчас пытаюсь вам рассказать. И к тому же редкие выигрыши в лотерею являются стимулом для игроков. Иначе никто бы не играл. Это вы должны понимать. Мы все сейчас персонажи игры которую создал кто-то другой. Иной вариант повлёк бы парадокс. Но я привожу в пример примитивные игры, созданные людьми. Наш же мир более сложная конструкция. И выход из неё есть.

Тут прозвучали позывные радио и передача прервалась рекламой. Марк сидел ошарашенно гладя в стекло на разводы дождя. Он осторожно посмотрел на очки, что лежали справа и будто решившись на что-то отчаянное снова надел их.

Он снова лежал на больничной койке. У изголовья его сидел доктор.

— Марк, вы меня слышите? — спросил он осторожно.

— Да.

— Меня очень пугает ваше состояние. Вы постоянно отключаетесь. Хотя причин для этого, по крайней мере видимых, я не наблюдаю.

— Доктор скажите что со мной? Я не могу понять где реальный мир. Там или здесь?

— Там это где? Где вы сидите в очках в кабине вашего автомобиля? Вопрос для меня имеет однозначный ответ. Ваш автомобиль разбит и сейчас по всей вероятности либо находится на месте аварии, либо доставлен в ремонтную мастерскую. Вы сами как пострадавший с лёгкими травмами доставлены к нам. Другого мира я наблюдать не имею возможности и логика подсказывает мне, что мир это воображаемый. Воображаемый вами возможно в качестве компенсации стресса полученного в результате аварии. Расскажите мне подробнее что вы наблюдаете в том мире?

— Я никак не могу выехать из леса. Я абсолютно один и по радио все время идет странная передача, какое-то интервью парадоксальное…

— А высидите в машине и у вас есть волшебные очки позволяющие перемещаться из одной реальности в другую? Так?

— Вроде того.

— По-моему вы сами ответили на свой вопрос. Логичнее предположить что реальность всё-таки здесь и сейчас, — он испытующе посмотрел на Марка.

— Вовсе нет, — невозмутимо ответил тот, — Как раз наоборот. Я в любой момент могу снять очки и окажусь там. Но там тоже всё странно.

— Вы снимаете очки по собственной воле? Или, вам кажется, что это происходит по собственной воле? Подсознание знаете ли дорисовывает многие вещи за нас. К примеру вы спите и вам сниться звонящий будильник вы просыпаетесь и видите что действительно будильник звонит. Хотя вам казалось что его звонок во сне был абсолютно логично встроен в сюжет сна. Это обманчивое чувство…

— Именно что по собственной, — не дослушав перебил доктора Марк.

— То есть прям сейчас вы можете отключиться?

— Могу.

Доктор задумался.

— Впрочем этому тоже можно найти объяснение. Я предполагаю это напрямую связанно с аварией. Это ваш воображаемый спасительный грот. Убежище. Хотя и странное.

— Всё не так доктор, -мучительно возмутился Марк, — не так совсем. Цепь событий непрерывна именно там, где я один. Сюда я попадаю исключительно благодаря этим очкам, — и он снова сдёрнул с себя загадочные очки, оказавшись в кабине своей машины. Марк увидел всё тот же мокнущий под дождём мир и решил ехать пока не достигнет города. Он завёл машину и двинулся. Ничего не менялось. Города не было. Не было ничего, кроме проклятой дороги и леса. Он нова щёлкнул кнопку радиоприёмника. Всё тот же неведомый гость далёкой студии, единственный живой голос в глуши дождя рассудительно говорил.

— … к примеру изменённые состояния сознания космонавтов. При отсутствии гравитации процессы в головном мозге проистекают иначе и это кардинально меняет психику человека. Люди побывавшие на орбите в многодневном полете, становятся как бы над уровнем простого обывателя, не только потому что они видели Землю из космоса, они ощутили себя иными существами. Меняются их сны, привычки, ценности. И это связанно с новыми условиями среды. Находясь на Земле они продолжают попытки к полётам в пространстве помещений. Им тяжело находиться все время в вертикальном либо горизонтальном состоянии, гравитация их тяготит, но вместе с тем выработанная за жизнь привычка к ней наоборот создаёт ощущение надёжности и реальности мира, его твёрдости и материальности. Это двойственное состояние психики порождает удивительные парадоксы сознания. Если пойти дальше, то можно предположить, что человек попавший в иное измерение с совершенно другими физическими законами, населённое иными существами, абсолютно не схожими с человеком, с иным социальным устройством в котором вообще отсутствуют понятные человеку ценности сможет там адаптироваться, то человек перестанет быть человеком в нашем понимании. Как скажем ребёнок попавший в стаю волков становится волком. Для него нет ценности в дорогой или дешёвой модели сотового телефона, потому что в мире его ценностей телефона не существует вовсе. Это бесполезный раздражающий предмет. Но может ли он выйти за границу своего сознания? И здесь мы сталкиваемся с логическим парадоксом. Соизмерять значимость вещей, объектов и целей, возможно только исходя из одной модели ценностей, воспитанной в определённой социальной среде. Для дикого человека индонезийского племени ценность найденного им куска соли, соизмерима ценности квартиры на Рублевском шоссе для первокурсницы швейного профтехучилища. А для существа иного измерения ни то, ни другое не есть ценность вообще, так как в его мире ценностью может являться определённая частота излучения космических светил. Или плотность воды. Или такие объекты которые человек и вымыслить себе не в состоянии. Но если взять разумное существо. Условно дух, наделённый чувственными рецепторами и поочерёдно помещать его в разные среды, логически объясняя суть процессов в них, то возможно у него выработается своя определённая успешная модель разномерных миров и он станет сверхдухом, способным воздействовать на среды самостоятельными желаниями. И дальше больше…

Марка бросило в жар. Он принялся щёлкать по другим волнам эфира, но везде теперь натыкался только на помехи. Пустота мира поглотила его разум. Он хотел найти хоть что-то вместо этой проклятой передачи, порождающей утопические мысли. Ломающей его логику и всю жизнь. Но ничего другого не было. Всё тот же спокойный голос лился из динамиков.

…таким образом он сможет сам конструировать миры, подобно программисту создающему компьютерную игру. И сам же участвовать в мире им созданном на уровне игрока. Но будет ли ему интересен такой процесс? Ведь он знает все тайны созданного им мира. А что если забыть всё что ты знаешь и полноценно сыграть? Это будет невероятно захватывающим действием. Но в таком случае ты не сможешь выйти из игры. Скажем этого нашего мира. Где, помимо так называемой «материальной жизни» есть и аллюзия загробного мира. И если вера такого игрока крепка, она в миг породит этот загробный мир со всей его атрибутикой и пространствами. Ведь он сам создал всё вокруг. Да, он не помнит этого, но сила его как создателя по-прежнему в нём. И так он может блуждать в иллюзорном мире до бесконечности, переживая смерти и перерождения, круги ада и рая. И всё что только сможет вообразить. Даже не осознавая, что это всего лишь его фантом. В таком случае такому создателю закономерно создать для себя механизм выхода из иллюзии, и суметь воспользоваться им, будучи полностью уверенным что он не есть создатель. Как это сделать?

— Действительно как, ведь даже смерть в таком случае не будет для него финишным пределом, — заметил ведущий.

— Именно. И тут я предложил бы вариант с поломанной реальностью.

— То есть?

— То есть такую черту, где привычный мир даёт определённого рода трещину. Он перестаёт быть логичным. И это не сон. Это точка возможного выхода. Некий портал…

Марк резко выключил радио и затормозил, проскрежетав протекторами по мокрому асфальту. Он выпрыгнул из кабины как ошпаренный и побежал в лес. Его трясло. Щёки горели. По ногами хрустели ветки. Он споткнулся о какую-то корягу и упал. Пополз по мокрой земле пахнущей осенними листьями и наконец замер, перевернулся на спину и посмотрел в просвет неба между кронами высоких деревьев. Понимая что совершает что-то невозможное он закрыл глаза и потянулся к своему лицу, нащупав очки которых никогда не ощущал, он резко сдёрнул их и открыл глаза.

С горизонта текла лиловая пена южного бриза. Сапфировый океан пульсирующим каскадом колыхался под притяжением трех лун планеты. Он вдохнул словно новый для себя воздух, с ароматами давно казалось забытыми, и такими теперь новыми. Как одурманенный он встал со скалы и разбежавшись взлетел над океаном. Огромное синее солнце секунду спустя поглотило его прозрачный силуэт. Он был счастлив.

Рассказ опубликован на сайте Фантастика.РФ 15 мая 2015 г. (http://фантастика.рф/публикации/рассказы/марк.html). Перепубликация на сайте Солипсизм.Ру осуществлена с разрешения автора.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex